Биография


Андрей Анатольевич Пелипенко родился 3 ноября 1960 г. в Калуге.
В 1984 г. окончил Московское художественное училище памяти 1905 г.
В 1980-90-х много работал как художник-живописец. Участвовал в ряде выставок (в том числе 4 персональных) в Москве и за рубежом. Работы находятся в галереях и частных собраниях Германии, Австрии, США, Франции, Англии и др. стран.
В 1994 г. окончил Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова по специальности «История и теория искусства» (дипломная работа «Принципы симметрии в построении художественной формы»).
По окончании исторического факультета (отделение искусствоведения) с 1994 года был приглашён на работу в научно-исследовательский институт искусствознания Российской Академии Наук, где в 1997 г. была защищена кандидатская диссертация на тему «Архетип и симметрия в изображении картинного типа» — искусствоведение, а в 1999 — не менее успешно была защищена докторская диссертация на тему «Культура как пространство смыслов: структурно-морфологические аспекты«.
В 1998 г. фондом Сороса на конкурсных условиях Андрею Анатольевичу был выделен грант для написания монографии «Культура как система» (совместно с И.Г. Яковенко).
А.А. Пелипенко принимал активное участие в научных конференциях как в России, так и за рубежом. Так, в июне 1999 года на конференции в Греции в числе наиболее фундаментальных, был отмечен доклад А.А. Пелипенко «Культура и культурология России».
С 2004 г. — член Международной педагогической академии.
Разработал ряд авторских лекционных курсов по философии и теории культуры, исторической психологии и нек. др. дисциплин.
В стенах Московского государственного университета культуры и искусств читал следующие курсы: философия, история философии, языки культуры, методология изучения культуры, теория культуры.
В Высшей школе культурологи курсы: психологии культуры, эвристика.
В 1998-2002гг. на кафедре практической психологии Нового гуманитарного университета Натальи Нестеровой курсы: всемирной истории, истории цивилизаций, истории России, психоистории, культурологии, философии.
В 2010 г. Андрею Анатольевичу было присвоено учёное звание профессора по специальности «Теория и история культуры».
Приоритетная сфера научных интересов — теория и философия культуры; культурная историческая и психологическая антропология; философия истории; эвристика; культурологические аспекты искусствознания.
В течении многих лет разрабатывал авторскую смыслогенетическую концепции культурогенеза. Смыслогенетическая теория культуры примыкает к современному постнеклассическому направлению в гуманитарных науках. Культура, согласно смыслогенетической концепции, рассматривается как субъект, обладающий способностью к самоорганизации, целеполаганию и авторефлексии.

А.А. Пелипенко автор более 200 научных публикаций по указанной теме.
Им было задумано создание фундаментального исследования под общим названием «Постижение культуры». Оно должно было состоять из пяти частей.
Первая часть — «Культура и смысл» — была издана в 2012 г.
Вторая часть — «Мифоритуальная система. Медиационная парадигма» — вышла из печати в 2017 г., уже после того, как автора не стало.
До последних дней он работал над третьей частью, и успел написать только 22 страницы: 
План. Введение. Раздел I. От первобытности к архаике. 

Глава 1. Начала мифоритуальной системы…
(Личность. Культура. Общество. 2018. Том XX. Вып. 3-4 (№№ 99-100). С. 252-266.
Личность. Культура. Общество. 2019. Том XXI. Вып. 1-2 (№№ 101-102). С. 171-182). 

Бывший министр культуры РФ, доктор искусствоведения, профессор Михаил Швыдкой так высказался о книге А. А. Пелипенко «Постижение культуры. Культура и смысл»:
«Поверхностно знакомый с тем, что на протяжении многих лет Пелипенко разрабатывает оригинальную смыслогенетическую теорию культуры, не мог представить себе, насколько далеко и успешно автор продвинулся в создании глобальной концепции, которая безусловно претендует на то, чтобы стать одной из величайших работ в сфере гуманитарного знания за минувшие полвека. Не только в России. Он предлагает такой методологический масштаб размышлений о культуре, истории, естественных науках и одновременно о мифологии, что мое раздражение, связанное с тем, что Пелипенко отметает все те ценности, которые мне дороги, составляют смысл моей жизни и определяют движение гуманистической мысли никак не менее двух с половиной тысяч лет, оказалось поглощенным восторгом перед научной и человеческой смелостью исследователя».

Выдержки из интервью А.А. Пелипенко (Москва, 1 июля 2009 г.) Ю.М. Резнику:
Ю.М.: — Что для Вас является основным побудителем научного творчества – страсть к познанию, честолюбие, самоутверждение, самореализация, беспокойство духа или что-то другое?
А.П.: — Прежде всего беспокойство духа и разумеется, самореализация.


Ю.М.: — Вам удалось сделать многое за время научной работы и еще предстоит немало сделать. Я знаю, что в настоящее время Вы готовите многотомный труд и серию других научных работ. Что Вы считаете своим главным научным достижением в культурологии?
А.П.: — Главным итогом моих изысканий является смыслогенетическая теория культуры, которой и посвящены все эти работы. О содержании этой теории, которая сейчас только начинает разворачиваться из общей концепции коротко не расскажешь.
Ю.М.: — Андрей Анатольевич! Вы – амбициозный человек и многое доказали своим упорным и неустанным трудом. Вы систематически проводите авторский семинар, стремясь найти себе единомышленников.<…> Вас нельзя рассматривать как исключительно кабинетного ученого, работающего в одиночку. В последние годы Вы демонстрируете ярко выраженное стремление объединить вокруг себя близких Вам по духу людей. Вы – реалист и знаете, что в наше время, когда ценности науки и научного профессионализма девальвированы, а настоящих профессионалов стало значительно меньше, чем декабристов на сенатской площади, создать профессиональное сообщество практически невозможно, хотя мы с Вами пытаемся это делать. В чем состоит Ваша личная мотивация при создании своей научной сети?
А.П.: — Я просто вижу востребованность этого направления. Не случайно же культурологический бум не стихает. Люди к этому тянутся, видят в этом что-то живое, конкретное (несмотря на научную сложность). Поэтому, несмотря на весьма неблагоприятные для науки социальные условия, я надеюсь как-то оформить это направление. Если удастся — институционально. Если нет – тоже ничего страшного. В крайнем случае, я могу работать и один:  я для этого достаточно асоциален. Вообще, жизнь приучила меня никогда не ждать от социума ничего хорошего. Моя формула такова: если у тебя что-то получилось, значит, какая-то сволочь недосмотрела. Так что приходится довольствоваться малым.
Ю.М.: — Любите ли Вы домашних животных? Как Вы сосуществуете с Вашим котом?
А.П.: — Кот –мой многолетний научный и худоджественный руководитель. Вдохновитель и организатор всех побед. Он давно мог бы стать академиком! Просто стесняется! И другой зверь – йорк, тоже не хуже! Звери – мастера манипуляции.
Ю.М.: — От каких вредных привычек Вы бы не стали избавляться?
А.П.: — От привычки к жизни.
Ю.М.: -Что Вас больше всего тяготит на общественных собраниях и заседаниях?
А.П.: — Вынужденное бездействие, скука, бессмысленность происходящего.
Ю.М.: — Что Вы более всего цените в себе и своей жизни – свободу и независимость, возможность заниматься своим любимым делом и быть самим собой, избирательность в общении, творческие способности, глубину познания и широту кругозора? Что еще, приведите, пожалуйста.
А.П.: — Свобода и независимость предполагает всё остальное, что Вы перечислили. Здесь трудно отделить одно от другого и выделить главное. Но Вы совершенно точно назвали самое главное.
Ю.М.: — Что Вы больше всего цените в своем научном творчестве – свободу мысли, ощущение новизны, прорыва в трансцендентное? Что еще, опишите?
А.П.: -Всё, что Вы перечислили можно назвать единым чувством Истины, критерий которой находится глубоко внутри подсознания. И это не удивительно: критерий истины не может находиться вне её, только внутри её самой. Есть одно изречение М.Пришвина, довольно пошловато-романтическое, но по сути совершенно верное: «Жизнь –это борьба за бессмертие». Страшна не смерть, страшно небытие. Запечатлеть себя в наиболее энергетически сильных  устойчивых формах – это и есть преодоление небытия. Так, просто физическое продолжение рода, т.е. то, чем удовлетворяется большинство людей – это самое натуральное (в смысле до-культурное), слабое и абстрактное продолжение себя. Разные виды культурной деятельности – суть разные виды самореализации, в разной степени фиксирующие неповторимость человека. Вот эта программа – продления себя в продуктах своей деятельности – это для меня главная жизненная стратегия. А содержание деятельности подчинено глубоко интуитивному ощущению Истины, как ни старомодно это звучит. Мне представляется, что путь к преодолению небытия связан с восхождением от сущего к действительному (в гегелевских терминах).
Ю.М.: — Как Вы думаете, Ваш путь в науке оказался в целом успешным? И как видите свое будущее в науке?
А.П.: — В целом, грех жаловаться. Хотя итоги подводить рано. Больше всего я боюсь не успеть. Этот иррациональный страх сидит во мне лет с пятнадцати и постоянно подгоняет. Это вызывает невротию и болезненный трудоголизм. Работой я обеспечен жизни на три. Только бы здоровья хватило. А будущее… Жизнь покажет.

Андрей Анатольевич Пелипенко умер в реанимации после кардиологической операции на сердце 1 декабря 2016 г.